Позвонить
07.05.2020

Один день в Лефортово

К Лефортово у меня особое отношение. Меня будто манит сюда, и каждый приезд превращается в многочасовое путешествие. Я всякий раз иду по новому маршруту. А примечательные места все не кончаются. Лефортовский парк и Краснокурсантский сквер, переходящий в парк Казачьей славы, Екатерининский дворец и госпиталь имени Бурденко, МЭИ и МТУСИ, мельниковский гараж и Дангауэровка — здесь соединились имперские амбиции и социалистическое строительство, классицизм и конструктивизм, наука и техника.

Когда в очередной раз я собрался провести целый день в Лефортово, то решил взять с собой сына Ваню.

В этот район проще всего попасть со стороны станции метро «Площадь Ильича». Что интересно: по эту сторону железной дороги — нормальная городская жизнь с удобной структурой, с тихой пешеходной Школьной и улицей Сергия Радонежского, с магазинами и кафешками. А выходишь из подземного перехода на другую — попадаешь как будто в совсем иной город.

Формально Лефортово относится к ЮВАО, но по факту не более удалено от центра, чем, например, Хамовники. Старейший московский район, несмотря на то что начинается почти сразу за Садовым кольцом, из-за обилия когда-то расположенных здесь предприятий воспринимался как задворки.

Несколько лет назад, когда стало понятно, что на месте промзон будут строить жилые кварталы, архитекторы и девелоперы задумались над тем, как избавить район от промышленного прошлого, модернизировать его и сделать по-настоящему ярким и живым. Так, концепцию застройки территории крупнейшего металлургического завода «Серп и Молот» выбирали на конкурсе, в котором участвовали 52 архитектурные команды из 17 стран. Но об этом чуть позже.

Мы идем по Золоторожскому Валу, где еще пока расчищают территорию, сносят оставшиеся заводские корпуса. Возле красно-белого здания бывшего заводского управления разбит небольшой арт-парк со скульптурами, инсталляциями, качелями и искусственными зелеными холмами. Там же стоят как памятники маневровые локомотивы «Серпа и Молота» — паровоз и тепловоз, на которые немедленно забрался Ваня, фанат всего железнодорожного. Он провел в кабине полчаса, представляя, что путешествует по Москве.

На другой стороне улицы — «Золоторожский хлеб», один из самых первых московских хлебозаводов, запущенный в 1929 году. Без малого 90 лет он исправно снабжал город булками, батонами, кексами, пирожными (в ассортименте была даже рисовая бумага), и каждое утро по всей округе разносился соблазнительный аромат свежеиспеченного хлеба. Заканчивается улица площадью Проломная Застава: раньше здесь были одни из проломных ворот Камер-Коллежского вала, открывавшие путь в город.

Небольшой сквер перед площадью носит имя предпринимателя Гужона. В конце XIX века обрусевший француз, который унаследовал от отца небольшое гвоздильное предприятие, очень вовремя уловил металлургический тренд, получил высочайшее разрешение на «железопрокатное производство с постановкой машин и станков» и построил новый завод на пустыре неподалеку от Рогожской Заставы. До революции завод был известен как Гужоновский, а в 1922 году получил свое советское название «Серп и Молот».

Прямо напротив, через Танковый проезд — парк Казачьей славы. Раньше это был просто безымянный сквер, но семь лет назад его благоустроили и поставили там памятник атаману Матвею Платову. Что большинство знает о Платове? Что он герой Отечественной войны 1812 года, удачливый и бесстрашный, что казачья конница под его руководством в пух и прах громила вражеские корпуса, захватывая тысячи пленных и сотни боевых орудий, а потом, войдя в Париж, разбила бивуак на Елисейских Полях…  На самом деле, начав службу еще при государыне Екатерине, Платов отметился едва ли не во всех знаковых военных кампаниях конца XVIII — начала XIX века: усмирял Пугачева, штурмовал Очаков и Измаил, наводил ужас на французов в 1806–1807 годах, когда Россия помогала Пруссии воевать с Наполеоном. Кстати, с Бонапартом Платов познакомился лично как раз накануне заключения Тильзитского мира. В знак признания боевых заслуг тот собирался наградить атамана драгоценной табакеркой и орденом Почетного легиона. Матвей Иванович отказался, заявив: «Я Наполеону не служил и служить не могу». А вот от англичан, партнеров по антинаполеоновской коалиции, звание принял, став первым русским почетным доктором Оксфордского университета.

С этим районом Платова связывает еще одна интересная история. По окончании Отечественной войны он подарил Рогожскому кладбищу, которое являлось духовным центром московских старообрядцев, походную полотняную церковь, освященную во имя Пресвятой Троицы. Это позволило официально служить литургии: до тех пор их совершали тайно и редко, поскольку на Рогожском не было ни одного освященного храма.

Я рассматриваю детальные бронзовые завитки на атаманской бурке, а в это время мне в мессенджер приходит сообщение. Узнав из фейсбука по отметке на фотографии, где я нахожусь, один мой заочный приятель пишет: «Во дворе на Красноказарменной, 9, живет павлин, это недалеко».

Что ж, надо посмотреть и на павлина. Мы переходим на другую сторону Красноказарменной, разглядываем Петра, Лефорта и их конных сподвижников и подчиненных. В сквере стоит памятник летчикам авиаполка «Нормандия—Неман»: его открывали в 2007-м с участием Николя Саркози, который тогда только стал президентом Франции.

Павлин ходит по дальнему концу двора, у Лефортовского Вала, среди деревянных сказочных скульптур. Он красив, его хвост переливается всеми блестящими оттенками синего, зеленого и золотого. На него смотрят дети и взрослые, мама объясняет дочке, почему хвост птицы не распущен: «Он только самке показывает, какой красивый». Что интересно, двор этот — позади фермерского магазина, и им же принадлежит ресторан «Кислород» на Бауманской улице, возле которого живут сразу несколько павлинов. Пишу об этом своему виртуальному приятелю, но он отвечает, что на Красноказарменной павлин появился гораздо раньше магазина.

Нам надо возвращаться, потому что я обещал Ване на обратном пути пройти через прогулочный парк «Зеленая река». Наш путь снова лежит к бывшему заводу «Серп и Молот», на огромной территории которого возводят современный жилой комплекс размером с небольшой город: 58 гектаров. Это квартал «Символ» от компании «Донстрой» — знаковый проект, в основу которого легли концепции британских бюро LDA Design и UHA London. Участие LDA Design интересно тем, что это бюро специализируется на ландшафтном дизайне и регенерации городских пространств. Оно спроектировало, например, Олимпийский парк в Лондоне, а в Москве участвовало в реконструкции парка Горького, «Садовников», «Сиреневого сада». И здесь определенно будет много зелени, как и в остальном Лефортово, с его скверами и огромной парковой зоной вдоль набережных Яузы.

«Символ» — это не точечная застройка, а именно цельный удобный для жизни микрорайон с хорошей инфраструктурой. В соответствии с принципами бионической архитектуры во всем квартале практически нет резких прямых линий — и сами корпуса разной высоты, и интерьеры в фойе подъездов, и скамейки, и клумбы, и перемычки променада — все имеет плавные, обтекаемые «природные» формы.

Наконец мы попадаем в русло «Зеленой реки». Парк и правда похож на реку, которая течет между домами, только оба берега у нее высокие. Между ними перекинут мост, опорами которому служат гигантские каменные чаши. Высаженный сверху виноград с каждым годом будет все больше увивать их, создавая эффект висячих садов. Вообще растения для парка выбирали так, чтобы «Река» максимально долго — до поздней осени — оставалась зеленой.

Здесь есть амфитеатр, столы для пинг-понга, воркаут-площадка, подвесные качели. В детской зоне — зеленые холмы, напоминающие толкиеновский Шир, огромная песочница, деревянный лабиринт, лихо вмонтированные прямо в поверхность игровой площадки батуты. И это только часть — в будущем парк протянется через всю территорию «Символа» и займет порядка 10 гектаров.

Как будет выглядеть «Символ», можно понять по уже построенным домам вдоль шоссе Энтузиастов и проезда Завода «Серп и Молот» — глядя на них, легко включить воображение и представить, насколько квартал изменит сложившееся представление о Лефортово.

Мы переходим поближе к Яузе, в небольшой парк вокруг дачи Строгановых. Ее построил архитектор Казаков, но не знаменитый Матвей, а его малоизвестный однофамилец и ученик Родион. В парке тихо, только птицы поют да внизу по Золоторожской набережной приглушенно шуршат машины.

Прямо напротив — «Артплей» с его архитектурными бюро, дизайнерскими магазинами, интерактивными выставками, яркими граффити.

Нечто похожее скоро появится на Самокатной улице, на месте стратегического предприятия по производству жидкой высоколиквидной валюты — ликеро-водочного завода «Кристалл». Здесь строят арт-кластер с общественными пространствами, но в отличие от «Артплея» и «Винзавода» здесь будет еще и квартал для проживания. Причем бывшие заводские корпуса — великолепные образцы краснокирпичной промышленной архитектуры начала ХХ века — сохранят. На территории разместятся дизайнерские и ремесленные мастерские, театр, спортивные площадки, здесь будет много зелени и цветов, в частности многоуровневый парк разобьют вдоль старой железной дороги, по которой к заводу подвозили сырье.

Справа виден остров Сыромятнического гидроузла со шлюзом и плотиной. До войны планировалось построить еще три шлюза и сделать Яузу судоходной чуть ли не до Химкинского водохранилища, чтобы можно было доплыть на прогулочном корабле, например, до ВДНХ.

А слева по мосту через реку проносятся «Ласточки» и «Иволги» — вдоль Золоторожской улицы и Среднего Золоторожского переулка. Вся эта стамбульская топонимия — от речки Золотой Рожок, ныне бегущей по трубе и впадающей в Яузу рядом со Спасо-Андрониковым монастырем.

Он основан митрополитом Алексием в 1357 году, который за три года до этого попал на пути в Константинополь в ужасный шторм и дал обет: если он благополучно достигнет бухты Золотой Рог, построит в Москве храм в честь того дня. Алексий спасся в день Спаса Нерукотворного, таким образом и появился Спасский собор монастыря — самый древний из сохранившихся московских храмов.

Но монастырь, хоть он и совсем рядом, — это уже другой район и другая история