Позвонить
10.10.2019

Из-за причудливой формы дом напоминает огромное насекомое Гид по центру Москвы и его архитектуре

Москва очень эклектична: город застраивался неравномерно, поначалу без всякого плана, и много раз менялся. Разобраться в наслоениях эпох непросто, даже если рассматривать только центральные районы. Вместе с девелоперской компанией «Донстрой», которая строит клубный комплекс «Оливковый дом», мы составили небольшой гид по зданиям в центре города — от XVII до XXI века.

Допетровская архитектура

Палаты Голицыных (Кривоколенный пер., д. 10)

Раньше: городская усадьба, построена в XVII веке. Автор неизвестен

Сейчас: в аварийном состоянии, палаты внесены в Красную книгу «Архнадзора»

Чем интересен: это одно из старейших жилых зданий Москвы: допетровская архитектура представлена в основном храмами. Долгое время считалось, что от XVII века в палатах остался только цоколь, но в 2008-м реставраторы обнаружили, что здание сохранилось почти целиком. Рассмотреть оригинальный стиль сложно: позднее к нему добавили элементы классицизма. В интерьерах остались изразцовые печи и чугунная лестница, в полуподвале — галерея на широких кирпичных арках. 

Барокко

Дом Апраксиных — Трубецких (ул. Покровка, д. 22)

Раньше: усадьба, строилась в 1766–1775 годах. Автор неизвестен

Сейчас: закрыт для посещения

Чем интересен: редкий пример елизаветинского барокко в Москве: автор работал в лучших традициях Бартоломео Растрелли. Но пока усадьбу строили, стиль вышел из моды. Первый владелец, граф Матвей Апраксин, еще до окончания строительства продал ее Дмитрию Трубецкому. Новый хозяин ничего менять не стал: дом так и остался «пышным» — с криволинейными фасадами и обильной лепниной. В народе его прозвали «дом-комод». Московская знать усадьбу любила: здесь бывал даже молодой Пушкин. Еще существует легенда, что в этом доме состоялся сговор о женитьбе родителей Льва Толстого. 

Классицизм

Усадьба Демидова (Гороховский пер., д. 4, корп. 1)

Раньше: жилой дом, построен в 1789–1791 годах архитектором Матвеем Казаковым

Сейчас: здание Московского государственного университета геодезии и картографии

Чем интересен: строгое монолитное здание — пример зрелого классицизма. Правда, его интерьеры гораздо роскошнее лаконичных фасадов. Казаков строил парадный дворец и все же добавил кое-что от себя — использовал изящный коринфский ордер: все колонны завершаются пышными капителями. Владел домом Иван Демидов, представитель одной из богатейших семей горнозаводчиков. Чтобы устроить резиденцию в отцовских владениях, он даже продал семейные заводы. Ближе к середине XIX века усадьба перешла к купцу-раскольнику Быкову: он прославился тем, что на долгие годы запер основной дом, а сам перебрался в каморку привратника. В 1858-м Межевое ведомство выкупило усадьбу за сто тысяч рублей для собственной школы топографов.   

Ампир

Усадьба Хрущевых — Селезневых (ул. Пречистенка, д. 12/2)

Раньше: жилой дом, построен в 1814–1816 годах, проект выполнили архитекторы Афанасий Григорьев и Доменико Жилярди 

Сейчас: Государственный музей А.С. Пушкина

Чем интересен: типичный пример московской послевоенной усадьбы — в XIX веке они определяли облик центра Москвы. Парадокс истории: этот парадный «стиль империи» ввел в моду Наполеон, по вине которого большая часть старой Москвы сгорела в 1812 году. После пожара участок на Пречистенке купил прапорщик Александр Хрущев — любитель балов, на которых собирался весь московский свет. В середине XIX века усадьба перешла к штабс-капитану Дмитрию Селезневу, так появилось двойное название. В 1906-м его дочь устроила в усадьбе школу-интернат.

После революции в хозяйственных постройках были коммуналки, а основное здание занимал Музей игрушки. К 1940-му усадьбу передали Литмузею, а в начале 1960-х организовали Музей имени Пушкина — хотя точно неизвестно, бывал ли поэт в этом доме.

Неомавританский стиль

Особняк Морозова (ул. Воздвиженка, д. 16)

Раньше: жилой дом, построен в 1895–1899 годах архитектором Виктором Мазыриным

Сейчас: Дом приемов Правительства России

Чем интересен: вычурные и совершенно нетипичные для российской архитектуры фасады — с асимметрией, витыми колоннами, лепниной в виде ракушек. Единого «официального» стиля в этот период больше нет, архитекторы теперь могут обращаться к любым эпохам и даже смешивать их элементы. Прототипом дома стал дворец Пена в Португалии. Москвичи это здание сначала невзлюбили. Не нравилось оно даже матери Арсения Морозова. По легенде, увидев особняк, она сказала: «Раньше я одна знала, что ты дурак, а теперь вся Москва знать будет!»

В новом доме эксцентричный миллионер прожил меньше десяти лет. В 1908 году он на спор прострелил себе ногу — утверждал, что не почувствует боли благодаря эзотерическим практикам. Началось заражение крови, через три дня Морозов умер. После революции особняк заняла труппа театра Пролеткульта (там, кстати, жил Сергей Есенин). Режиссер Сергей Эйзенштейн поставил в театре несколько авангардных спектаклей. После 1920-х здание занимали посольства — Японии, Великобритании и Индии. 

Неоренессанс и неоготика

Дома страхового общества «Россия» (Сретенский бул., д. 6)

Раньше: комплекс из двух жилых зданий, построены в 1899–1902 годах по проекту архитектора Николая Проскурнина

Сейчас: дома остаются жилыми, часть помещений сдается под офисы

Чем интересен: дом сочетает сразу несколько стилей. Николай Проскурнин взял за основу архитектуру Ренессанса — хотя и готических элементов здесь тоже много (например, фигуры химер на фасадах).

В начале XX века площади квартир составляли 200–400 кв. метров, позволить себе снимать такое жилье могли немногие. В советские годы большие квартиры разделили на несколько частей. Их предоставляли чиновникам и представителям научной интеллигенции. В 1920-х годах здесь находилась редакция газеты «Гудок», где работал Михаил Булгаков. А в 1960-х художники Юло Соостер и Илья Кабаков обустроили на чердаке свои мастерские, где собирался весь московский андеграунд.

Модерн

Особняк Рябушинского (Малая Никитская ул., д. 6/2)

Раньше: жилой дом, построен в 1900–1903 годах архитектором Федором Шехтелем — главной звездой московского модерна

Сейчас: Музей-квартира Максима Горького

Чем интересен: окна дома различаются по форме и размеру, рамы напоминают ветки деревьев, а решетки балконов выполнены в виде стилизованных совиных голов. Кроме стандартного набора комнат, архитектор спрятал внутри особняка моленную: Степан Рябушинский был старообрядцем, это официально не поощрялось. 

В 1931 году дом передали Максиму Горькому. Писателю дом не нравился: казался слишком буржуазным, к тому же за ним постоянно наблюдали сотрудники ОГПУ. По инициативе Горького интерьер поменяли: заставили гостиную книжными шкафами, выбросили камин с полуобнаженной статуей (позже найти его так и не удалось). В 1965-м здесь открыли музей писателя.

Неорусский стиль

Дом Перцовой (Курсовой пер., д. 1)

Раньше: доходный дом творческой интеллигенции. Построен в 1907 году архитектором Николаем Жуковым 

Сейчас: с середины 1970-х находится в ведомстве Главного управления по обслуживанию дипломатического корпуса при МИД России

Чем интересен: дом напоминает сказочный терем. Зданием владела Зинаида Перцова — жена инженера путей сообщения Петра Перцова, известного мецената. Идею неорусского стиля подсказало соседство с храмом Христа Спасителя. Дом богато декорировали изнутри и снаружи: создали майоликовые печи, витражи, резные лестницы, обустроили курительные комнаты в восточном стиле. Большую часть помещений сдавали в аренду. В разные годы здесь жили художники Роберт Фальк, Василий Рождественский, Натан Альтман, Александр Куприн. В 1908–1909 годах в подвале дома размещалось кабаре «Летучая мышь» — неформальная площадка, где актеры Художественного театра могли устраивать капустники. 

После революции в квартире Перцовых поселился Лев Троцкий, остальные квартиры заняли военные деятели. В 1930-х дом чудом уцелел: его должны были снести, чтобы построить площадь Дворца Советов. Но проект так и не реализовали.

Конструктивизм

Дом Наркомфина (Новинский бул., д. 25, корп. 1)

Раньше: экспериментальный жилой дом, построен по проекту Моисея Гинзбурга в 1928–1930 годах

Сейчас: на реконструкции

Чем интересен: ленточные окна, полный отказ от декора в пользу функциональных решений. Дом Наркомфина — это здание-эксперимент, его строили для постепенного перехода от буржуазного уклада жизни к коммуне. Вместо обычных квартир здесь ячейки на одну-три комнаты, почти все двухэтажные. Будущих жильцов дома планировали освободить от бытовых обязанностей: для этого в составе комплекса построили коммунальный блок со столовой, библиотекой и спортзалом. Новые жильцы — чиновники Народного комиссариата финансов РСФСР — этому укладу сопротивлялись: расширяли кухни, превратили галерею первого этажа в кладовки.  

Сталинский ампир 

Жилой дом на Тверской, 4

Раньше: жилой дом, построен архитектором Аркадием Мордвиновым в 1937–1939 годах

Сейчас: жилой дом 

Чем интересен: это первое здание в Москве, построенное новаторским поточно-скоростным методом. Строители использовали уже готовые элементы — лестничные марши, железобетонные плиты, оконные рамы. Чтобы возвести это здание, пришлось снести 14 старых домов. Улицу Горького (сейчас — Тверская) расширили, чтобы придать центру Москвы парадный облик. 

Архитектура тоже парадная: здание симметрично и поделено на пять частей. Массивная арка открывает проезд в Георгиевский переулок, над ней — гигантские гипсовые скульптуры. Нижние этажи, облицованные гранитом, занимали магазины и кафе. На следующих пяти этажах были квартиры: там жила советская элита. 

Советский брутализм 

Дом авиаторов (Беговая ул., д. 34)

Раньше: дом по проекту Андрея Меерсона, 1979 год

Сейчас: жилой дом

Чем интересен: «дом на ножках» — массивное здание опирается на 40 высоких опор. Поднять первый этаж на уровень четвертого решили из-за того, что жить внизу неудобно: тянет холодом, сыро, прохожие заглядывают в окна. Из-за причудливой формы колонн дом напоминает огромное насекомое: в нижней части они сужаются настолько, что их могут обхватить два человека. Отделка самого фасада напоминает чешую: Меерсону пришлось использовать серийные панели, но архитектор придумал положить их внахлест, одну на другую.  

Дом находится на границе ЦАО, в центре тогда строили мало: уже не хватало места. Планировалось, что здесь будет гостиница к Олимпиаде-80, но в итоге дом сделали жилым. Селили работников авиационного завода «Знамя труда» — отсюда и название. 

Современная архитектура 

«Оливковый дом» (Верхняя ул., д. 34)

Сейчас: жилой дом 

Чем интересен: камерный дом на «Белорусской», классический представитель клубной архитектуры. Автор проекта — архитектор Павел Андреев. В портфолио мастера — реконструкция и реставрация многих знаковых объектов города (здание Кремля, ГУМа, Большого театра, старинных московских особняков). Фасад дома выложен натуральным камнем — гранитом, привезенным специально из Бразилии и Норвегии. Кованые элементы на фасаде — отсылка к стилю ар-деко. Внутри дома — дворик в японском стиле с биокамином, декоративным бассейном и мини-водопадом. 

Источник: https://meduza.io/feature/2019/10/10/iz-za-prichudlivoy-formy-dom-napominaet-ogromnoe-nasekomoe